Характер противопоставления между антонимами в лексико- семантическом поле отношение в русском и английском языках.

27 Августа, 2019

Ключевые слова: антонимия, типы противоположности, дифференциальный признак, глаголы-конверсивы, градуальные оппозиции, лексико-семантическое поле.

Противопоставление, являясь основным понятием в определении антонимии, требует особого внимания при анализе корреляций данного типа. Характер противопоставления определяет типы антонимов и служит одним из оснований их классификации [Кобозева, 2000].

Важное значение для понимания природы и сущности антонимии имеет классификация антонимов с точки зрения типов самой противоположности, свойственной их основным классам. Главная задача заключается в выявлении связи между внутренними, семантическими свойствами слов данного класса, с одной стороны, и характером их противопоставления в антонимических парах, рядах (парадигмах), циклах, их семантическими свойствами и принадлежностью к той или иной части речи – с другой [Новиков 1973: 195]. 

Схема классификации антонимов по типам их противоположности может быть получена путем последовательного разбиения множества слов на подмножества по определенным основаниям деления. Эти основания деления и составляют в совокупности набор характерных дифференциальных признаков, с помощью которых один класс антонимов отличается от других. Деление по трем признакам:

1) соответствие / несоответствие одному и тому же денотату (в речи); 2) направленность / ненаправленность; 3) градуальность / неградуальность [Новиков 1973: 197].

Антонимические оппозиции, соответствующие разным денотатам, делятся по второму признаку с точки зрения направленности / ненаправленности при обозначении противопоставления: на основании этого выделяются антонимы с «направленной» противоположностью – подчиняться, покоряться, слушаться, повиноваться / противиться, противодействовать, сопротивляться, противостоять, бунтовать; закрепощать – освобождать. Эти группы противостоят остальным антонимам, где направленность не выражается, что обычно присуще именным частям речи: кабала – свобода, подчинение – протест, также встречается и у глаголов: атаковать – контратаковать [Бабенко, 1999]. Направленность противоположности  не столь существенна для антонимов, соответствующих одному денотату, так как конверсивам свойственна направленная противоположность. Противоположность – различные, обратные по своему характеру и направленности обозначения одного и того же действия (отношения).

Третье деление по признаку градуальности оказывается существенным только для антонимических оппозиций, не выражающих направленность, так как градуальные оппозиции не свойственны остальным выделенным разновидностям антонимии. «Противоположность представлена здесь в ее наиболее «чистом» виде как качественная контрарность и противоположность основных координационных понятий» [Новиков 1973: 198].

Так как понятие ‘отношение’ включает в себя не меньше двух субъектов деятельности, то есть выражает связь между двумя или более объектами, то в данном поле антонимы, выражающие направленность действия, представлены в подавляющем большинстве.  Таким образом, в ЛСП отношения, как в русском, так и в английском языке, выделяются два класса антонимов: антонимы, соответствующие одному денотату (глаголы-конверсивы), для которых понятие направленности не является существенным, и антонимы, соответствующие различным денотатам с направленной противоположностью.

Первая группа – глаголы-конверсивы достаточно четко очерчена тематически и семантически [Новиков 1982: 203]. Это в основном глаголы, употребление которых всегда предполагает «смыкание» участников действия (членов отношения). В существительных антонимы-конверсивы представлены в большинстве отглагольными существительными или словами с глагольными корнями. Например: выигрыш – проигрыш, господство – подчинение, победа – поражение / win – loss, domination – subjection, win – defeat.

Большое число антонимов-конверсивов представлено формами сравнительной степени прилагательных и наречий: раньше – позднее, грустнее – веселее / earlier – later, sadder – gladder.

Такие антонимы могут быть представлены только в противопоставляемых предложениях или частях предложений, так как здесь имеет значение, кто является субъектом действия: А пришел раньше Б – Б пришел позднее А / A came earlier than B – B came later than A.

Употребление антонимов-конверсивов предполагает одно непременное условие: такие слова должны относиться к разным лицам (участникам ситуации), а не к одному  и тому же лицу, так как в противном случае конверсивы типа subdue – obey становятся значением не одного, а разных противоположных действий.

The enemy subdued the aboriginals (Враг покорил местных жителей). – The aboriginals obeyed the enemy (Местные жители подчинились врагу).

The enemy subdued the aboriginals (Враг покорил местных жителей). – The enemy obeyed and surrendered (Местные жители подчинились и сдались).

Из данных примеров видно, что антонимы в зависимости от контекста могут переходить из одной группы в другую, важным в данном случае является денотат, к которому они относятся.

Регулярным способом образования конверсивов является страдательный залог: А закабаляет Б – Б закабаляется А. В данном примере форма страдательного залога не выражает активно направленного действия, здесь нет тех двух равно инициативных, активных деятелей, участвующих в ситуации, которые являются обязательным условием существования и употребления антонимов-конверсивов. 

Гораздо ближе к выражению антонимии стоят некоторые пары глаголов, в которых противопоставляются невозвратные и возвратные глаголы типа учить – учиться, влюбить – влюбиться. Хотя конверсия и антонимия представляют собой явления в целом разноплановые, тем не менее, их «пересечение» дает область взаимодействия этих явлений и вычленяет целые группы общих слов – антонимы – конверсивы [Новиков, 1973: 201 – 207].

В группе антонимов микрополя подчинения глаголы-конверсивы свойственны в наиболее ярко выраженной форме английскому языку, тогда как в русском они представлены «грамматическими антонимами». В английских to obey to yield, to submit – to subdue, to subjugate, to defeat присутствуют два равноправно инициативных деятеля, участвующих в ситуации, что является обязательным условием существования и употребления антонимов-конверсивов. 

Подавляющее большинство антонимов в рассматриваемом микрополе, как и большинство антонимов ЛСП отношения в русском и английском языках, относится к группе, выражающей противоположную направленность действий. Антонимическая группа глаголов этой разновидности обозначает не одно, а два одинаковых, противоположно направленных действия, где дифференциальный признак и реализуется как противоположная направленность. В отличие от глаголов-конверсивов, такие слова могут соотноситься с одним и тем же лицом.

Значение противоположности выражается как разными корнями, так и аффиксами в однокоренных словах. Например, можно выделить разнокорневые антонимические пары в русском и английском языках: ловить – терять, находить – терять, брать – отдавать / to catch – to lose, to find – to lose, to take – to give; и однокорневые: квалифицировать – дисквалифицировать, выигрывать – проигрывать, мобилизовывать – демобилизовывать, привыкать – отвыкать / to like – to dislike, to decrease – to increase, to handle – to mishandle, to trust – to mistrust, to fame – to defame [Бабенко, 1999].


Полный анализ антонимических пар в ЛСП отношения русского и английского языков показал, что  разнокорневые антонимы преобладают в обоих языках, и почти ко всем парам в русском языке можно подобрать эквивалент в английском языке. Однокорневые антонимы представлены в более свободной форме, без эквивалентов, по причине почти полного отсутствия эквивалентных однокорневых антонимических пар в этих языках (две пары эквивалентов квалифицировать – дисквалифицировать, славить – бесславить  / to qualify – to disqualify, to fame – to defame являются некоторыми из них).

Несмотря на то, что в русском языке однокорневые глагольные антонимы образуют разветвленную систему, так как глагол обладает самым большим количеством антонимичных приставок, [Янко-Триницкая, 2001] в ЛСП отношения наряду с существенным количеством однокорневых антонимов данная тенденция не прослеживается. Это объясняется тем фактом, что основные типы грамматической антонимии основаны на корреляции приставок и относятся к глаголам, обозначающим изменение положения предмета в пространстве или физические действия, противоположные по своей направленности [Новиков 1973: 161 – 167], а в ЛСП отношения лексем с таким значением немного. 

В английском языке количество антонимичных приставок существенно меньше, но они имеют более универсальный характер, а следовательно, грамматические антонимы в ЛСП отношения английского языка представляют собой более многочисленную группу, чем в русском языке. 

Кроме глагола с его разветвленной системой форм антонимы ЛСП отношения представлены прилагательными, существительными и наречиями  с глагольными корнями. Эти части речи, соотносимые с антонимами-глаголами, выражают в большинстве своем те же самые отношения: атака – контратака, воспитанный – невоспитанный, потеря – находка, любовь – ненависть, женатый – холостой.

Лексико-семантические, словообразовательные и функциональные связи пар слов с противоположными значениями лежат в основе семантического поля. Антонимия выступает в качестве важного семантического измерения, а сами антонимы – в качестве существенных конструктивных элементов семантических полей, в которых находят выражение качественные, координационные, векторные, комплементарные и некоторые другие отношения единиц лексико-семантического уровня языка.

Сама антонимия (как и синонимия) может быть достаточно полно представлена, в семантическом поле, только при учете всех ее прямых и опосредованных связей в системе языка.


Литература

Апресян, Ю. Д. Избранные труды: Лексическая семантика [Текст] / Ю.Д. Апресян. – 2-е изд. испр. и доп. – М.: «Языки русской культуры», изд. фирма «Восточная литература» РАН, 1995. – Т. I. – 472 c.

Бабенко, Л. Г. Русская глагольная лексика: денотативное пространство [Текст]: Монография / Л.Г. Бабенко. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999. – 460 с.

Горбачесвкий, А. А. Теория языка [Текст]: учебное пособие / А.А. Горбачевский. – Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2009. – 444 с.

Кобозева, И. М. Лингвистическая семантика [Текст]: учебное пособие / И.М. Кобозева. – М.: Эдиториал УРСС, 2000. – 352 с.

Новиков Л. А. Семантика русского языка [Текст]: учебное пособие / Л.А. Новиков. – М.: Высш. школа, 1982. – 272 с. 

Новиков, Л. А. Антонимия в русском языке [Текст] / Л.А, Новиков. – М.: Изд-во Московского ун-та, 1973. – 130 с.

Янко-Триницкая, Н.А. Словообразование в современном русском языке. [Текст] / Н.А. Янко-Триницкая. – М.: Изд-во «Индрик», 2001. – 504 с.


Автор -

Н. В. Обвинцева

Учебное заведение -

Уральский Федеральный Университет им. первого Президента России Б. Н. Ельцина